Наладить сон и сохранить ГВ – опыт врача и консультанта по лактации Анны Гусаровой

1mp9x2miz5q.jpg
28.04.2018
Онлайн-центр детского сна "Спи, моя радость" - один из первых российских проектов от дипломированного консультанта по детскому сну израильской школы.

Сегодня мы разговариваем с Анной Гусаровой, мамой двухгодовалого Тимура из Киева. Аня врач по спортивной медицине и сертифицированный консультант по ГВ. Год назад она обратилась в онлайн-центр детского сна «Спи, моя радость» за консультациями по режиму и самостоятельному засыпанию, и ее результаты были такими вдохновляющими, что она сама решила стать специалистом по детскому сну. Анна с удовольствием согласилась поделиться с нами своей историей. Какими качествами должен обладать специалист по сну? Как хороший сон способен изменить жизнь всей семьи? Что мама должна дать своему ребенку?

— Анна, как вы стали консультантом по грудному вскармливанию?

— У меня самой в начале были проблемы с грудным вскармливанием, а человек я интересующийся, и понимаю, что так быть не должно, поэтому я начала изучать информацию, отсеивать различные мифы, искать здравый смысл в многочисленных рекомендация — так мне удалось восстановить ГВ. Тогда я поняла, что эта тема окружена различными неправдами, и решила, что могу давать людям качественную информацию, поэтому пошла на специальные курсы.

— А как вы пришли к решению, что вам нужен специалист по сну?

— С проблемами сна я столкнулась, когда сыну было около 3,5 месяцев. У него начался регресс сна четырех месяцев. Тогда я начала искать информацию о детском сне, начала самостоятельно изучать эти вопросы, слушать много вебинаров, после чего я провела большую самостоятельную работу по выстраиванию режима. Я вложила сюда много сил и труда, но поняла, что наш случай не ограничится просто регулировкой режима. Тогда я послушала вебинар о самостоятельном засыпании и поняла, что у меня просто физически нет сил еще раз проделать такую огромную работу самой. Малышу было на тот момент 11 месяцев, у него были короткие сны, я не могла отдыхать ни днем, ни ночью, и тогда я все-таки решилась на индивидуальную работу с консультантом.

— Интересно, как человек приходит к этому решению — есть же много книг, в которых все написано, есть бесплатные вебинары, и выполняя инструкции, можно сделать все самостоятельно?

— В том состоянии физического и эмоционального выгорания, в котором я находилась, мне было сложно оценивать ситуацию. Я «варилась в своей каше» и не видела собственных ошибок, которые были конкретными и типичными. Здесь роль играют два фактора: во-первых, это поддержка консультанта, который тебя понимает и который сам через это прошел. Мама плохо спящего ребенка всегда может понять такую же маму, и поддержка здесь — это самое важное. А во-вторых, когда ты работаешь с консультантом индивидуально, ты пишешь отчеты, и консультант указывает на те шаги, которые ты выполняешь некорректно. Он рекомендует, как тебе следует поступать в будущем. Даже если ты много знаешь по теме, в этой работе множество нюансов, которые определяют все. Именно мельчайшие детали, мелкие родительские действия имеют огромное значение. Консультант видит твою проблему совершенно с другого ракурса. Это, знаете, как родственника лечить — когда ты доктор и лечишь пациента, ты размышляешь рассудительно и здраво, а с собственным родственником сложно, потому что у тебя включается эмоциональная сторона, и ты можешь оценить ситуацию некорректно.

— С чем вы обратились к консультанту, какие у вас были проблемы с режимом и засыпанием на тот момент?

— Короткие дневные сны, которые необходимо было все время продлевать: я стала мастером-гуру по продлению снов. Частые ночные пробуждения при совместном сне, и, порой, очень долгие укладывания — я никак не могла попасть в окно в сон.

— Несмотря на то, что все читали и изучали?

— Да, уже тогда я практиковала ранние укладывания. Мы начали укладываться рано с 4,5 месяцев, я прочитала очень много литературы. Я считала время бодрствования, и для ребенка было нормой ложиться в 6:30–7 вечера. Я соблюдала режим, вела дневник сна, но все равно я поняла, что мне необходима помощь извне.

— Поддержал ли вас муж?

— Очень. Он большой молодец. Сначала мы работали над режимом. Я прочитала и прослушала всю информацию, которую мне выслала Мария, потом мы еще раз обсудили с ней детали и нюансы нашего поведения: что мы должны делать, как мы должны себя вести, чего делать не надо. Главное, что от нас требовалось — это последовательность. Первые три ночи сына укладывал мой муж. Это решается на семейном совете: если муж готов помочь, если он проводит много времени с ребенком, если он спокойный, уравновешенный и верит в то, что у него все получится, то такая командная работа мамы и папы очень помогает.

— Какие ошибки вы обнаружили в режиме, что там было не так?

— Сын все равно ложился спать перегулявший, по нюансам его поведения я поняла, что я упускала — у сына маленькое окно в сон, и я никак в него не попадала. Он слишком быстро переходил в состояние переутомления, и мне очень сложно было его уложить. Сон был фрагментарный, с частными ночными пробуждениями, качество сна ночью страдало. Это влияло на день, а день влиял на ночь. Как написано у Марка Вайсблута: «Сон порождает сон».

— Сколько времени занял процесс работы?

— Первых заметных результатов мы добились через 2,5–3 недели. Тогда ребенку исполнился год, и он пережил серьезный скачок роста, поэтому тогда я не довела самостоятельное засыпание до того, когда я выхожу из комнаты, а ребенок засыпает сам. Я находилась в комнате и лежала в общей кровати, а сыночек засыпал в своей кроватке. Остановиться на этом этапе было моим личным решением. Самыми сложными были первые 3–5 дней. Сейчас сыну уже почти 2 года, и после вечернего ритуала я кладу его в кроватку, целую, укрываю и выхожу из комнаты.

— Что было самым сложным во всей этой работе?

— Страх начать. Неуверенность, что получится. Кажется, что твоя ситуация самая сложная, и у тебя никогда ничего не получится. То, что ты просто можешь положить ребенка и выйти из комнаты, кажется мифической историей из какого-то кино.

— Да, каждая мама наверно думает: «Уж мой-то ребенок ни за что не будет засыпать сам». Как переступить через этот барьер?

— Очень важно действовать с планом. Никогда нельзя начинать поспешно: «Всё, я больше так не могу! Начну прямо сейчас, в 3 часа ночи». Лучше обратиться за помощью, кому-то написать, кого-то спросить. Важно найти человека, который тебя поймет — он тебя услышит, подскажет, успокоит. Непоследовательные действия будут стрессом для всех. Тут маму винить неправильно, мама просто очень устала. Поэтому важно найти нужного человека и поддержку. Важно посмотреть на консультанта, понять, близок ли он тебе по духу, убедиться, что он поймет тебя с полуслова. Кому-то нужен мягкий человек, кому-то необходимо все выстроить и дать «волшебный пинок». Мы все разные, дети у нас разные, и мы должны искать людей, с которыми нам комфортно и которым мы можем доверять.

— Что получилось у вас сразу? Что удивило и придало сил?

— Я не верила, что в первую ночь получится уложить ребенка меньше, чем за час. Но его укладывал муж, и у него ушло около 45 минут. Просто он пошел спокойный, уверенный, что у него все получится, и это очень важно. А еще сын не проснулся через 40 минут после укладывания!

— По итогам работы, какой был результат лично для вас как для мамы?

— Я начала больше спать. У меня появилось больше сил и больше времени, которое я могу посвятить себе. Очень важно, что ко мне вернулось внутреннее состояние спокойствия и баланса, которое я могу подарить своему ребёнку. Теперь я в полной мере могу получать удовольствие от общения с ним. Дети всегда будут нас отражать — если мама нервничает, то и ребенок будет беспокоиться, а если мама спокойна, он точно так же нас отзеркаливает.

— А каков результат для ребенка?

— Для ребенка это большое количество качественного сна. С возрастом дети начинают спать меньше, и те часы, которые они недоспали, мы уже никогда не сможем вернуть. И поэтому простое выстраивание режима, даже не говоря о самостоятельном засыпании, — это возможность для ребенка эти часы поспать. Почему так важно укладывать детей рано? Сон в течение ночи разный по структуре. В первой половине ночи сон более глубокий, он более восстанавливающий, в это время повышается уровень соматотропного гормона, который отвечает за рост и восстановительные процессы. Поэтому важно, чтобы ребёнок высыпал эти ценные часы до полуночи. Под утро сон более поверхностный, и тогда мы обрабатываем информацию, полученную за день. Доказано, что память и запоминание у детей на прямую зависят от качества и количества сна. Таким образом, «упаковка» знаний у них происходит именно во сне.

— А на характере и поведении сына это сказалось?

— Конечно, сказалось. Когда я гуляю на площадке, все думают, что у меня ребенок-ангел, с которым никогда не возникает никаких проблем. Многие считают, что с грудным вскармливанием нам повезло и со сном — тоже. На это я всегда улыбаюсь и вспоминаю ту огромную работу, которую мы проделали, столкнувшись с проблемами ГВ и сна нашего сына.

— Какие впечатления остались от работы с вашим консультантом Марией Якуновой?

— Мария — очень спокойный и чуткий человек, который всегда поддержит. Маша меня вдохновила на работу и очень помогла. Очень четко и корректно она показывала в комментариях к моим отчетам, где я ошибалась. Я думала, что все уже знаю, но она открывала мне глаза на мои ошибки.

— Как можно охарактеризовать ее подход?

— Мне казалось, что прежде, чем приступить к работе, нужно сделать режим идеальным. Но она мне объяснила, что идеального момента нет. Есть моменты, когда мы не можем начинать — болезни, кризисы, но идеального режима мы не дождемся. Он может быть оптимальным. А еще, чем старше, тем сложнее. Надо хорошо подготовиться, сделать план и просто сделать первый шаг.

— Предполагала ли методика жесткие меры, «дать проплакаться», например?

— Есть методики без слез, они длительные по времени и требуют много терпения от мамы. Более короткие по времени методики будут более стрессовыми для ребенка — с такой работают некоторые центры, но не то, куда я обратилась. В нашем случае предполагался уход от ассоциаций и изменение места сна: если раньше сын засыпал на груди с легким укачиванием и в общей кровати, то по результатам работы мы убрали ГВ на засыпание (перенесли кормление в ритуал укладывания) и перевели малыша в свою кровать. Естественно, он сопротивлялся. Но в этой методике много внимания уделяется подготовительному этапу. Здесь максимальная поддержка родителей, чтобы и ты мог помочь ребенку, как можешь. Есть вариант обучения и на совместном сне, и тогда это уход от ассоциации без изменения места сна. То есть методика гибкая и максимально поддерживающая, но не предлагает оставлять малыша в одиночестве с его слезами. И выбор места для сна за родителями.

— Совместимо ли самостоятельное засыпание с грудным вскармливанием?

— Первое, что хочется порекомендовать мамам, которые хотят свернуть ГВ из-за того, что ребенок не спит — обратитесь за качественной информацией! Это миф. Кормить и высыпаться — можно, просто нужен грамотный подход. Ночные и предутренние кормления для поддержания лактации могут остаться. Просто это будут определенные кормления вместо их большого количества или вообще беспрерывного кормления. И мама может кормить, сколько она хочет, это ее выбор. Это совместимо. Одно дело, если мама не спит совсем, а другое дело, когда она кормит 1–2 раза за ночь: ребенок приложился, поел, его положили, и он спит дальше. Всем хорошо: и маме, и лактации, и ребёнку, самое главное.

— Получается, что вы консультант по ГВ, и теперь вы хотите стать сертифицированным специалистом по сну, чтобы применять эти знания вместе?

— Конечно. Дело в том, что я очень хорошо понимаю важность грудного вскармливания для ребёнка и для мамы. Кроме того, один из важных постулатов врача: «Не навреди». Тут надо подходить корректно, не отрывочными знаниями. Если я вижу, что изначально вопрос в организации ГВ, мы с мамой сначала решим этот вопрос. Там тоже много нюансов и деталей. И мне очень жаль видеть, как мама не спит и винит в этом ГВ. Она хочет взять чемодан и уехать на несколько дней далеко в лес, оставить ребенка. Это стресс для ребенка, для мамы и для ее молочных желез. И не всегда это эффективно. Мне хочется сказать: «Мама, остановись!». Все возможно, все реально, только поэтапно и постепенно. После того, как мы решим вопрос с ГВ, мы займемся проблемами режима, и только потом, как вишенка на торте, при необходимости, будет самостоятельное засыпание. Главное, быть очень последовательной. Мы — ведущие, дети — ведомые, об этом надо помнить.

— Как вы думаете, что мама в первую очередь должна дать ребенку в первые годы жизни?

— Качественно проведенное время. Мы учим своих детей любви, потому что любить в садике и школе их не научат. Они все равно будут учиться этому у нас: у мамы, у папы, впитывать взаимоотношения в семье. Мама может находиться с ребенком очень много времени, но при этом просто физически находиться, а не быть с ним. Думаю, вы понимаете, о чем я говорю. Маме нужно время для себя, чтобы она наполнялась внутри, и тогда ей будет что потом отдать ребенку. Наша задача научить их в этом возрасте любви, спокойствию, уравновешенности, это очень важно.

Декабрь 2017 г.

Интервью подготовлено Марией Полещук.

90 просмотров
Комментарии (0)

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. , пожалуйста.

Актуально